Экономика

Золото нибелунгов

Немецкий госфонд желтого металла составляет почти 3,5 тыс. тонн золота. Причем на территории ФРГ пребывает чуть более 30% запаса страны. Остальное богатство распределено по хранилищам крупнейших национальных банков планеты: около 45% находится в Нью-Йорке, чуть больше 11% – в Париже, а 13% – в Лондоне.

 

Найти и перепрятать


Возвращение немецких слитков на родину, по идее, никак не может повлиять на рыночную стоимость тройской унции. Ведь немцы хотят физически переместить уже принадлежащее им золото с одного места на другое. А не обменять целый корабль бумажных долларов на их золотой эквивалент, как это сделал в 1965 году французский президент Шарль де Голль. Эту возможность, предусмотренную легендарным Бреттон-Вудским соглашением, американцы пресекли еще в 1971 году. Именно с тех пор доллар больше не обменивается на золото, причем оба ресурса (и банкноты американского Федерального резерва, и желтый драгметалл) торгуются по свободной рыночной стоимости. Вот эксперты и ломают голову, в чем подвох.

 

Тайная доктрина


Никто бы не обратил внимания на решение германских властей, если бы не затяжной кризис со всеми его финансовыми осложнениями. Иными словами, иллюзия стабильности сейчас держится буквально на волоске. Стоит только американцам взбрыкнуть с «фискальным обрывам», а европейцам – перегнуть палку с тотальной экономией бюджетов, и шаткий баланс между долларом и евро полетит в тартарары, увлекая за собой всю мировую экономику. И если правительство ФРГ вдруг объявит о распродаже своего национального золотого достояния ради благого дела поддержания европейской валюты, то рынок драгметаллов имеет все шансы окончательно рухнуть. За примером далеко ходить не нужно: в прошлом году свой стратегический запас золота привезла из-за границы революционная Венесуэла, вызвав у инвесторов истерику. А ну как Чавес выздоровеет и подружится с Меркель против Обамы? Было бы забавно...