Философия

Здоровый пессимизм

Мучительное ощущение недоопределённости, которое зачастую заставляет нас опускать руки, легко побороть с помощью пессимистической метаиндукции.

 

По мнению американской журналистки Катрин Шульц, соавтора легендарного блога «Фрикономика», который начинался на страницах газеты The New York Times, только философы чувствуют себя в современном недоопределенном мире более-менее сносно. Дело в том, что их по определению философское отношение к любым сферам жизни и деятельности человечества позволяет сохранять полное спокойствие. Ведь они точно знают: во-первых, кругом все и всегда ошибаются, а во-вторых, никакого особого криминала в этом нет. Более того, заблуждаться весьма полезно, ведь это дает возможность сделать работу над ошибками.

 

 

Философская матчасть

 

Представитель научного реализма про- фессор Ричард Бойд (США) утверждает: удручающая недоопределенность базируется на том, что одни и те же факты одинаково хорошо могут подтверждать альтернативные и даже противоречащие друг другу теории. Ведь из истории науки ясно видно: считавшиеся когдато аксиомами теории опровергнуты, а наблюдения, на основе которых они были выдвинуты, никуда не делись и пошли на доказательство новых идей. Например, в древности голубизна неба считалась неоспоримым признаком хрустальной тверди. Теперь мы знаем, что этот цвет возникает от преломления солнечных лучей в атмосфере, что не делает его менее голубым, а отдельно взятый хрусталь — менее твердым. Из ФИЛОСОФИЯ Ошибочная практика Вышесказанное позволяет комфортно себя чувствовать в условиях глобаль- ной неопределенности поиска истины, которую и найти-то невозможно. Осознание метаиндукции, то есть конечной несостоятельности своих теорий, делает нас восприимчивыми к чужим идеям и жаждущими новых открытий. Если перевести это на язык валютного трейдинга, то здоровый пессимизм в отношении собственной рыночной гениальности в конечном итоге позволит каждому из нас добиться успеха, вызвав неутолимое стремление к бесконечному самосовершенствованию в профессии. этого утверждения профессор Бойд делает неожиданный вывод: нет никаких оснований утверждать, что любые идеи, принятые в настоящее время, не будут опровергнуты в будущем. Собственно, это и называют мудреным термином «пессимистическая метаиндукция». Тему развивает другой американский профессор, Кайл Стэнфорд, который утверждает: оказывается, аргументы,имевшиеся в поддержку более ранней идеи, легко поддерживают конкурирующую теорию, о которой раньше никто и помыслить не мог. Иными словами, нельзя утверждать, что среди древних египтян не было ни одного талантливого программиста. Просто до изобретения компьютерной техники они не могли себя показать и были вынуждены работать, скажем, в каменоломнях фараона.

 

Катрин Шульц, автор книги «Заблуждаясь: приключения на грани ошибки» (США):

«Множество довольно стройных научных теорий прошлого, которые были разработаны самыми передовыми учеными того или иного времени, оказывались ошибочными. Раз так, то мы просто обязаны предположить, что большинство современных теорий в конце концов тоже окажутся ошибочными. А что верно для науки, то верно и для других областей. Политика, экономика, технология, законодательство, религия, медицина, воспитание детей, образование — независимо от сферы деятельности истины одного поколения так часто опровергаются уже в следующем, что лучше придерживаться принципа пессимистической метаиндукции в подходе ко всем без исключения историческим идеям вообще».

 

 

Ошибочная практика

 

Вышесказанное позволяет комфортно себя чувствовать в условиях глобальной неопределенности поиска истины, которую и найти-то невозможно. Осознание метаиндукции, то есть конечной несостоятельности своих теорий, делает нас восприимчивыми к чужим идеям и жаждущими новых открытий. Если перевести это на язык валютного трейдинга, то здоровый пессимизм в отношении собственной рыночной гениальности в конечном итоге позволит каждому из нас добиться успеха, вызвав неутолимое стремление к бесконечному самосовершенствованию в профессии.